Tunnustusauhinna taotluse bänner

 

Koolikiusamise vastase veebilehe bänner

Канцлер юстиции: в услуге лечения по уходу постоянно отмечаются системные недостатки

В прошлом году советники канцлера юстиции провели восемь контрольных рейдов в различные учреждения Эстонии, предоставляющие услугу лечения по уходу. Во время контрольных рейдов выяснилось, что в ряде учреждений пациента могут безосновательно держать под замком, лечить пациентов без надлежащего согласия и их человеческое достоинство не всегда соблюдено.

Хотя в прошлом году при проверке учреждений, предоставляющих услугу лечения по уходу, советники канцлера юстиции не заметили, что кого-либо держат под замком, но, по оценке канцлера юстиции, обнаруженные в ряде учреждений задвижки и иные открываемые только снаружи запорные устройства, а также двери со снятыми ручками могут быть причиной недозволенного ограничения основных прав и свобод. Для устранения запорных устройств канцлер юстиции внес после контрольных рейдов 2013 года предложения следующим учреждениям: SA Sillamäe Haigla, SA Kilingi-Nõmme Tervise- ja Hoolduskeskus, SA Pärnu-Jaagupi Hoolduskodu и SA PJV Hooldusravi.

В ряде учреждений, предлагающих услугу лечения по уходу и посещенных советниками канцлера юстиции в прошлом году, проблемой было и то, что ни из каких документов не было видно, что для лечения, например, какого-либо дементного пациента было получено надлежащее согласие. С взятием надлежащего согласия проблемы отмечались, например, в AS Kallavere Haigla, SA Kilingi-Nõmme Tervise- ja Hoolduskeskus и SA PJV Hooldusravi. По словам заместителя канцлера юстиции, советника Неле Паррест, надлежащее согласие пациента или его законного представителя очень важно, поскольку лицу, оказывающему медицинскую услугу, согласием предоставляется право вмешиваться в вопросы, касающиеся тела пациента. Взятие согласия, например, у дементного пациента, который не в состоянии адекватно принимать решения относительно его лечения, нельзя считать осознанной дачей согласия, поскольку пациент не понимает происходящего с ним и сопутствующих этому последствий.

В ситуации, когда не требуется немедленное оказание услуги лечения по уходу для защиты жизни и здоровья пациента, следует получить согласие от его законного представителя. Законным представителем не является близкое пациенту лицо, которому суд не предоставил права опекуна. В случае отсутствия законного представителя близкие пациента или местное самоуправление должны подать в суд заявление о назначении пациенту опекуна. В этом случае суд оценивает, действительно ли пациент, в зависимости от степени деменции, способен адекватно принимать решения относительно его лечения. При отсутствии беспристрастного контроля существует опасность, что пациента признают безосновательно за его спиной дементным и его лишат права принимать решения, будет ли он получать лечение и какое лечение. Судебная практика показывает, что в делах по установлению опеки суд при необходимости может принимать решения быстро.

Прошлогодние контрольные посещения канцлером юстиции учреждений, предоставляющих услуги лечения по уходу, дали также основание сомневаться в том, что в части учреждений могут отмечаться проблемы с человечным обращением с пациентами. Например, в ходе контрольного рейда в AS Kallavere Haigla выяснилось, что пациентов кормят в спешке, у пациентов-эстонцев отмечаются проблемы при общении с русскоязычным персоналом и на заполнение свободного времени пациентов не обращают особого внимания. На бездействие жаловались также, например, в SA PJV Hooldusravi. При посещении SA PJV Hooldusravi выяснилось, что там осуждают обращение за помощью, дементные больные съедают еду других пациентов и ложатся спать в чужие постели (рядом с другими пациентами).